Array ( [0] => 2829 [1] => 2836 [2] => 2850 [3] => 2860 [4] => 2871 [5] => 2883 [6] => 2890 [7] => 2898 [8] => 2921 ) 1
0
28 февраля
Загрузить еще

Рекордная маскировочная сеть из Хмельницкого: огонь и вода не берут, тепловизоры не видят

Рекордная маскировочная сеть из Хмельницкого: огонь и вода не берут, тепловизоры не видят
Фото: facebook.com/BerehyniaPodillia

Суперлегкая сеть размером 31 на 43 метра не горит и не промокает, а главное, остается вне зоны видимости тепловизоров. Всего за один месяц такую маскировочную сеть сплели 25 женщин из волонтерской организации “Сильная женщина”. Не помешали им ни тревоги, ни взрывы, ни молния с громом. Не испугало ни то, что на материалы надо было самим собрать 58 тыс. грн, ни то, что несколько раз пришлось переделывать и переплетать. Несколько дней назад огромная сеть отправилась на фронт.

О том, как эти сильные женщины плели сеть и чем еще занимаются волонтеры из Хмельницкого, рассказала дочь соосновательницы организации Иванна Петрасюк.

“Военные говорят, что у нас лучшие сети”

Иванна Петрасюк. Фото: личный архив

Иванна Петрасюк. Фото: личный архив

- Иванна, такая огромная сеть, что первый вопрос, который возникает: на какой объект она пойдет, хотя понятно, информация секретная, но вдруг на F-16?

- Мы не можем говорить об этом…

- Может, ее тогда будут резать?

- Нет, разрезать ее не будут. К нам поступил запрос от воинской части. Нас спросили, можем ли мы сплести сетку 40 на 30 метров, чтобы закрыть технику, которая приехала из-за границы. Когда мы взялись за этот проект, многие стали к нам приобщаться.

- Давайте с этого момента поподробнее... Как создавалось такое огромное полотнище?

- С начала полномасштабного вторжения прошло уже полтора года - люди все меньше подключаются, чтобы плести сетки, помогать, волонтерить. Но с этой инициативой - сеткой, которая будет закрывать габаритную технику, проблем не возникло: люди активно подключились к масштабному проекту.

Само плетение сети заняло около месяца, в нем принимали участие 25 волонтеров ГО “Сильная женщина”.

- С какими сложностями вы столкнулись во время плетения сетки-гиганта?

- Главная сложность заключалась в том, что это дорого. Наш материал очень легкий, незаметен для тепловизоров и стоит, соответственно, дорого. Сетка 40 на 30 метров – это огромные масштабы. Пришлось писать по два-три поста в день с просьбой о помощи. К счастью, люди откликнулись, многие помогали.

- Не приходилось работать над такой большой сеткой по ночам?

- Нас и так немного осталось в нашей организации - бережем человеческий ресурс. Максимум - могли в субботу выйти, но по воскресеньям и ночам не плетем.

Волотеры ГО

Волотеры ГО "Сильная женщина" не испугались сложного вызова - и выполнили заказ. Фото: ФБ Алина Скоморохова

- У вас много заказов?

- Да, у нас очереди на сетки по 100 штук. Маскировочные сети разбирают очень быстро: они всегда нужны.

- А сколько волонтеров у вас сейчас?

- Двадцать пять. Практически все приняли участие.

- Не мешали вам воздушные тревоги? Как раз в этом месяце в вашем регионе было громко... 

- Мы уже как-то адаптировались… Хотя многое зависит от того, какая это тревога. Если читаем, что взлетают "шахеды", ракеты и летят в нашу сторону, немного паникуем, но не останавливаем работу. Продолжаем, потому что должны.

- Получается, вам приходится не только плести сетки, но еще и деньги на материал собирать самим?

- Деньги мы собираем в фейсбуке. Кроме того, моя мама - Алла Учик - народная мастерица Украины. Она изготавливает традиционные украинские украшения, возит их на выставки на продажу - так собираем средства на материалы. Мама - сосновательница и соучредительница “Сильной женщины”.

- Читала на странице "Сильной женщины" у фейсбуке, что вы и передачи военным на фронт отправляете... А что еще делаете?

- Основная наша деятельность – это все же маскировочные сетки. В феврале-марте 2022 года все плели сетки - и университеты, и общественные организации, подключились и мы. Правда, другие плели их из обрезков одежды, нарезали ткань. Получалась не маскировочная сетка, а какое-то “кольорове весілля”, как говорит моя мама. Мы же использовали кусочки камуфляжной ткани. Со временем все воинские части и бригады батальона начали обращаться к нам. Говорили, что у нас лучшие сети.

За полтора года нашей деятельности мы уже не используем камуфляжную ткань, закупаем специальную - легкую и незаметную для тепловизоров. Даже наша сетка 43 на 31 метр, несмотря на размеры, легкая. Если мы возьмем такую же сетку из камуфляжной ткани, она будет куда тяжелее.

Помимо сетей, высылаем на фронт гуманитарку - продукты, лекарства. Ее нам передают знакомые и друзья из-за границы. Я занимаюсь военной амуницией. Когда что-то удается достать через международные организации, тоже передаем.

Масировочная сетка размером, как половина футбольного поля. Фото: facebook.com/BerehyniaPodillia

Масировочная сетка размером, как половина футбольного поля. Фото: facebook.com/BerehyniaPodillia

“К нам пришли чужие люди, а теперь мы стали семьей”

- Значит, деньги на сетки во многом получается собирать благодаря украшениям вашей мамы.

- Да. У мамы непростой жизненный путь. У нее был гепатит С четвертой степени. Затем, буквально два года назад, врачи обнаружили рак. Пережила много операций. Время от времени ей нужны хирургические вмешательства.

Когда лежала в ожоговом отделении областной больницы, видела, сколько там раненых ребят с ожогами, а в травматологическом отделении - без конечностей. После этого пришла к нам в центр и попросила взяться за новый проект, очень масштабный для нас - собирали 185 тысяч на медицинский компрессор. Этот аппарат производит кислородную вентиляцию во время операции, показывает давление, сердцебиение, состояние кровотока пациента и пр. Очень нужный аппарат: с ним результативность операции гораздо эффективнее. Продолжаем поддерживать больницу и сейчас.

- Вы уже полтора года работаете, в какой период было больше заказов?

- Они постоянно есть. Ребята раскладывают маскировочные сети на позициях, и если не дай бог им надо отступить - сетку они с собой точно не заберут.

- Как вы успеваете обрабатывать столько заказов?

- Постепенно. В первую очередь определяемся с направлением заказчика. Если это Бахмут, Соледар, Угледар, понимаем, что такие заказы нужно делать в первую очередь. Если есть срочный запрос, работаем без выходных. Но воскресенье - 100% выходной, иначе все мы выдохнемся.

У нас уже девчата наловчились плести сетки быстро. Вначале на одну сеть уходило несколько дней - теперь ее можем сделать за день. Когда рука поставлена, завязал-завязал-завязал - и все. Как и с любым делом - поначалу сложно, а потом уже дело пошло.

Сетка уже отправилась на фронт к заказчику. Фото: ФБ Алина Скоморохова

Сетка уже отправилась на фронт к заказчику. Фото: ФБ Алина Скоморохова

- А как появилась ГО “Сильная женщина”? Возможно, мужья, братья, сыновья ваших волонтеров на фронте?

- Раньше мы назывались “Берегиня Подолья”, это была инициатива моей мамы. Но поскольку я более феминистических настроений, уговорила ее переименовать в “Сильную женщину”. С прошлой осени мы называемся так.

Когда началась полномасштабная война, моя мама нашла место, где можно было заниматься творчеством и плести сети. Там были железные рамы, на которых развешивают картины. Отец их “усовершенствовал”, мы купили сетки - и начали плести. Написали, что открыли волонтерский центр, приглашали людей помогать.

К нам пришли совершенно незнакомые люди - за 1,5 года мы все стали как одна большая семья. У нас есть кухня, готовим обеды. Всегда празднуем дни рождения: война нас всех объединила.

У нас есть Елена, переселенка из Херсона. Утром она дистанционно работает в Херсонском городском совете, а после обеда приходит к нам.

Есть Ирина. Ее сын - военнослужащий, сейчас на фронте.

Муж моей двоюродной сестры был на “Азовстали”, а сейчас, уже год и 3 месяца, в плену.

Муж моей тети - из Грузии. Год прослужил артиллеристом, после ранения в голову уволился.

Таким образом, мы все так или иначе причастны к этой войне. Но у нас нет такого: мой сын, не мой сын - наши волонтеры думают о всех, переживают за всех ребят, за всех девушек. Поэтому мы изготавливаем карточки с молитвами, которые отправляем вместе с сетями.

- Участницы “Сильной женщины” успевают еще и на своих работах трудиться?

- Да. И помогать, и работать при этом. За что-то нужно жить. Поэтому нужно все успеть.