ФИНАГИНА Елена, ТКАЧЕНКО Юрий (17 ноября 2010)
Игорь Лученок: «Мне Бог дал мелодию»

Игорь Лученок: «Мне Бог дал мелодию»

Комментарии: 2

 Игорь Лученок часто приезжает в Донбасс. Он является постоянным членом жюри песенного фестиваля «Отчий дом», который много лет проводится в Донецке. Кроме того, композитора связывает давняя дружба с народным артистом СССР Иосифом Кобзоном, который родился в Донецкой области.  В этот раз они оба приехали в Донецк для участия в концерте, посвященном памяти известного поэта-песенника Михаила Пляцковского. В рамках своего пребывания в Донбассе,  Игорь Лученок посетил пресс-центре «КП», где ответил на вопросы читателей газеты о дружбе со знаменитым «Песняром» Владимиром Мулявиным, о своем творчестве и работе на посту председателя Союза композиторов Беларуси.

-Владимир Мулявин – это самородок. Народный артист Советского Союза. И нас подружило – Мулявин из Свердловска, Кобзон из Донецкой области,  я - из Минска. Я с Мулявиным ездил в Америку трижды. И американская пресса  «Дейли ньюс», «Нью-Йорк таймс» писали, когда мы туда приехали – русское вторжение на рОковом фронте. И у меня в этом году произошло событие – я ведь пишу не только песни. У меня только что издан альбом – рок-опера «Гусляр». Тема вечная. Автор Янко Купала, Мулявин и я, как композитор. Князь-диктатор и Гусляр – это поэт, творец. Ну, и Гусляр на свадьбе дочери Князя поет правду, отказывается от денег, а Князь в порыве гнева приказывает закопать его вместе с гуслями.  Это произведение я начал сочинять много лет назад, вначале для оркестра, а потом  Мулявин в Минске появился, мы с ним работали над рок-оперой. В одном варианте она уже издана. А сейчас в Ленинграде издали диск. Я вчера Кобзону подарил один. Опера «Гусляр»  имеет еще одно название – «Курган» - это курган, где покоится прах Гусляра.

Геннадий: Злые языки говорят, что Вы своей карьерой во многом обязаны Петру Машерову…

-Конечно! Вы знаете, первая поездка с Мулявиным в Америку – «русское вторжение на роковом фронте» - нас посылал Петр Миронович Машеров.  И когда мы приехали, 12 января, в день рождения Мулявина, с нами Машеров беседовал 3 часа. Мы дали отчет. Он нас поблагодарил потом звания посыпались. Это был 1976 год. А потом Москва использовала эту триумфальную поездку и отправила  на 3 месяца гастролей, а я поехал на Северный флот, я  с ними тогда не поехал. И эта поездка провалилась. Прекрасная певица Брегвадзе пела английские песни. Зачем? Пойте русские песни, украинские песни. Кстати, там прозвучала прекрасная песня Рыбчинского «Крик птицы». Так что первая поездка была прорывом белорусской песни на Американский континент. Мы с Мулявиным очень дружили. Он самородок. Он сделал переворот в советской эстраде.

Олег: В одном из своих интервью Вы говорили, что у вас нет ни студии, ни мобильного телефона.

-Нет. Я председатель Союза композиторов Беларуси уже 30 лет. Меня Машеров назначил. Нет у меня мобильного телефона и студии нет. А зачем? И знаете почему? Потому что мне Бог дал мелодию – от мамы, папы.  И если мелодия есть, компьютер же нормальную мелодию не сочинит, в нем нет души.

ФОТО БУНОВСКИЙ Константин
ФОТО БУНОВСКИЙ Константин
 

Олег:Но человек же может?

-Да, он помогает. Но Вы понимаете, у Чайковского ведь не было компьютера. А такие мелодии!!! Мне мой друг, Евгений Дога, народный артист СССР, говорит: «Чайковский столько сочинил хороший мелодий, что уже мне, Доге, делать нечего!».

Николай:Где Вы себя лучше чувствуете – в России, в Белоруссии?

-Вот, кстати, в Донецке я себя чувствую прекрасно, потому что Донецк, Донбасс – это шахтерский край. Я в первую свою поездку сюда спускался в шахту.  Шахту «Трудовская». Километр и обратно. Но я видел, что там происходит. Это тяжело. Я был в шахте только на «Трудовской» и когда-то в Прибалтике, в Эстонии в соляную шахту спускался. Но «Трудовская» мне запомнилась. Потому что всегда показывают… Стахановское движение – парад, парадную часть. Но когда сам сходишь туда, все поймешь.  Я, кстати, лез под штольней, а ведь она могла обвалиться. Но я посмотрел, как тяжело уголек добывается у вас, в Донбассе.

Таня:Славу Вам принесла песня «Память сердца». Как она создавалась?

-Я окончил Ленинградскую консерваторию, и наш замечательный ветеран Михаил Ясень дал мне стихи о ветеранах. Я многое помню, но как я ее сочинял – не помню. Я приехал из Ленинграда в Минск, а там проходил конкурс песни. 90 песен, как раз Кобзон там впервые появился, мы с ним там познакомились. Он там исполнял песню «Атомный век».  А Виктор Вуячич, тоже друг Кобзона, исполнял «Не спится только ветеранам, войны минувшей партизанам…». И когда вдруг песня Лученка на стихи Михаила Ясеня в исполнении Вуячича получила первую премию, все ахнули. Как это получилось?  У нас там очень хороший был ансамбль. С нами был Юра Антонов. Это был прекрасный музыкант

Ирина: Добрый день, Игорь Михайлович! Ваши песни пели такие исполнители, как Ротару, Толкунова, Кобзон, Лещенко и еще много-много. Скажите, а с кем из них Вам интереснее всего работалось?

-Я со многими, действительно, работал. У меня есть и самодеятельные певцы и ансамбли. Мне очень дорого и приятно было работать с Виктором Вуячичем. С Кобзоном – понятно. Мы много-много лет дружим. С Мулявиным – «Песнярами». Сейчас несколько составов ансамбля «Песняры». Государственный ансамбль «Песняры» - государственный коллектив. Но продолжателем традиций Мулявина является коллектив под управлением Шарапова в Минске. Я же председатель Союза композиторов уже 30 лет. Поэтому ко мне приходят и руководители ансамблей, и певцы, и поэты, и композиторы. Но я, честно говоря, очень предан народной песне – белорусской, украинской. И истоки моего творчества – в народной песне. Как и Мулявин, русский человек, который приехал из Свердловска, и кто же ему дал путевку в жизнь? Белорусская народная песня. Он много пел и Пахмутову, и украинских композиторов. Но основа – народная песня. Я его возил в фольклорные поездки на белорусское Полесье. А там же рядом и украинское Полесье. И у меня есть такая песня «Журавли на Полесье летят». Ее многие пели, но лучше всех пел, конечно, Мулявин.

ФОТО БУНОВСКИЙ Константин
ФОТО БУНОВСКИЙ Константин
 

Наталья: Есть ли среди молодого поколения талантливые композиторы, певцы?

-Способные, талантливые есть. Но в наше время талантливым очень трудно. Всегда было трудно, но сейчас особенно, потому что – рынок, деньги.

Светлана: Игорь Михайлович, добрый день! Вот в жизни у Вас сложилось так, что Вы сами из Белоруссии и совместное творчество у вас было на протяжении  с ансамблем «Песняры».  А сейчас какие-то новые совместные проекты есть?

-Да, есть новые проекты. Но я могу сказать так: когда я только с Мулявиным познакомился – это было 50 лет назад, то я написал такой шлягерок, который назывался  «Какая же ты Венера?». И вот эта песня у меня лежала 50 лет. Есть такой ансамбль молодых исполнителей - «Лявоны» (это первое название «Песняров»). Они мне позвонили, и я им сказал, так как это моя первая песня после моего знакомства с Мулявиным, сделайте ее. Они сделали. И буквально на днях сделали запись. Так что есть новые песни, и будут. В Белоруссии много хороших, настоящих поэтов и композиторов. Есть композитор, ученик Мулявина, Молчин. У него есть прекрасная песня «Молитва». Но выйти на всесоюзную арену стало еще сложнее. Спасибо Донбасс, учто вы всех принимаете!

Юрий: Скажите, а с Максимом Танком вы пересекались в работе?

-Конечно, у меня есть несколько песен на его стихи. Я был председателем Союза композиторов, а он был председателем Союза писателей.  У него была дача на Нарочи, и я даже один раз у него ночевал там.  Максим Танк был личность!

Андрей: 30 лет Вы возглавляете Союз композиторов. Вам не надоело совмещать чиновничью работу с творчеством?

-У меня через 2 дня 15-й Съезд Союза композиторов. В Белоруссии он был создан в 1933 году. Председателем союза был композитор Любан, тот самый, который написал: «Бывайте здоровы, живите богато…». Я его знал, человек интересной судьбы. А я вот – последний, уже 30 лет. Я стараюсь.

Алексей: У Вас такая незаурядная, насыщенная событиями, музыкой, встречами жизнь. Что цените Вы в людях более всего?

-Порядочность и талант. Вот Иосиф Давыдович Кобзон, с которым я много лет дружу, однажды сказал: «Я пахарь советской песни». И Михаил Пляцковский, которому был посвящен концерт в Донецке, тоже был труженик. Меня жизнь с ним подружила. И я написал две песни на его стихи.

Елена: Здравствуйте, Игорь Михайлович! Очень многие слушают и любят Ваши песни. Но мало кто знает Вас. Расскажите о себе, о своем детстве.

-Папа у меня играл  на скрипке, нот не знал. Но он был врачом. Фронтовиком. Я родился в Минске, но жил я там только 3 месяца. Потом мой папа, врач, переехал в Могилев. Начало войны я встретил в Могилеве. Этот город легендарный. Вы помните, сколько там оборону держали? Как только началась война (папа был на фронте), а мы переехали на хутор в районе станице Морозовской. Там мы жили год, а потом, когда фашисты наступали, мы через Сталинград переехали в город Сальск. Там я пошел в школу, мы прожили там 6 лет. А потом опять вернулись в Белоруссию.

Елена: А мама? Вы о ней ничего не сказали.

- Мама родом из Бобруйска. Ее фамилия Жук. Она из дворянской, католической семьи.  А папа был из крестьянской семьи. Мама была учительницей, а папа  - врач и музыкант. Папа и мама очень хотели, чтобы я стал музыкантом.  И, что самое интересное, что моя мама любила  вальсы Штрауса. И я ей потом написал «Майский вальс» - «… помнит Вена, помнят Альпы и Дунай». А папа любил «Полонез» Огинского. И вот от этого корни национальных белорусских песен – «Зачарованная», «Мой родной кут» и т.д.

Сергей: Игорь Михайлович, а в студенческие годы не подрабатывали на свадьбах и юбилеях?

-Ой, чего только не было! Я могу сказать, что свадьбы играл, когда еще школьником был! Я же играю на аккордеоне хорошо, на цимбалах.

Сергей: И сколько платили?

-Тогда мало платили, это сейчас больше платят. Так что я свадьбы играл давным-давно.

Сергей: А сейчас нет соблазна сыграть на свадьбе?

-Нет, я играю только для друзей. Для друзей своих и инвалидов. Я очень дружу с такой организацией в Москве – «Филантроп».  Это удивительная организация. Она оказывает помощь творческим людям, но инвалидам.

Ярослав: Сегодняшнему Игорю Лученку что ближе – фортепианная музыка, кантаты – большая музыка или все-таки песни?

-Так получилось, что песни, баллады у меня получились. Такие серьезные. «Хатынь», например. Это гимн трагедии белорусского народа. Но все-таки я воспитан на академической школе. Вы не поверите, но недавно звучала моя соната для фортепиано. Я ее в Ленинграде когда-то писал. У меня есть соната для скрипки и фортепиано. У меня есть несколько кантат, в том числе и «Неизвестный солдат», посвященная неизвестному солдату у Кремлевской стены.  Так что у меня академическое творчество, ну, и рок-опера. -)))

Светлана: Здравствуйте, Игорь Михайлович! Я, прежде всего, хочу не задать вопрос, а пожелать Вам творческих успехов в будущем, огромного  здоровья и сказать спасибо за Ваши песни, за Ваши композиции. И хочу спросить: планируете Вы работать с молодежью, которая сейчас поет. Чтобы такие легендарные темы и композиции, на которых выросли мы и наши родители, звучали и для наших детей?

-Я хочу сказать, что Мулявин – основатель «Песняров», он такие корни пустил! И не только в Белоруссии, я бы сказал – во всем мире! Я работаю с молодежью, разные  группы есть. Вот у нас есть такая современная группа – «Палац». Они продолжают традиции Мулявина. Есть молодежная группа «Лявоны», я с ними сотрудничаю, ну, и солисты. В основном, я работаю не с тенорами, а с баритонами. Таким был Виктор Вуячич – народный артист Белоруссии, Таким был Кобзон и ряд других. Сейчас много групп, много певцов. Я очень дружу с певцами, которые у вас часто бывают в Донецке – это Ядвига Поплавская и Александр Тихонович.   Они в декабре опять сюда приезжают. Кстати, это не просто певцы, а люди с высшим музыкальным образованием. С молодежью надо дружить, направлять их, и даже в чем-то учиться у них. Я назвал бы с удовольствием коллектив «Песняры», которым руководит Шарапов. Есть еще коллектив «Белорусские песняры», которым руководит Месевич. Так что Мулявин посеял такие зерна, что до сих пор они развиваются. Я дружу с ансамблем «Сябры». Он также в како-йто степени продолжает традиции «Песняров».

ФОТО БУНОВСКИЙ Константин
ФОТО БУНОВСКИЙ Константин
 

Аня: Каково Ваше отношение к новомодным аранжировкам и ремиксам Ваших песен?

Аранжировка – это очень важное дело. Но… Я знаю крупнейших аранжировщиков. Кстати на мой «Майский вальс» было много аранжировок, но лучшая – Василевского. Лучший друг и аранжировщик Силантьева. Вот сейчас у меня есть такая серьезная песня, называется «Маршал Жуков». Маршал Жуков в Белоруссии служил 17 лет. И я написал этот марш. Он записан, исполняется. Вот вчера мы с Кобзоном решали, я просил его записать. А он говорит: «А я уже записал». С ансамблем Елисеева – это МВД. Так что аранжировка играет огромную роль. И иногда осовременивают, у меня много примеров есть аранжировок. У меня есть такая песня «Берег юности». Сама жизнь заставляет делать новые аранжировки. Тогда песня звучит по-новому.  Я за этим наблюдаю. У нас в Минске есть прекрасные аранжировщики. Андрей Шпинев, например.

Анастасия: Здравствуйте, Игорь Михайлович! Я студентка донецкой консерватории.  Сегодня день студентов. А чем Вам запомнились студенческие годы?

Я очень поздно начал заниматься музыкой – с 5 класса. А потом меня послали в Минск, в нашу центральную музыкальную школу, но так как я уже был отсталый, то я играл на цимбалах, на фортепиано учился. У меня были хорошие педагоги. А потом, даже из того, что я был отсталый, я в 9 классе специально остался на второй год, чтобы догнать фортепиано. Потом я закончил белорусскую консерваторию с отличием. Но наша консерватория, могу честно сказать, она – консервативная была. Меня там только фортепиано хорошо учили. Но Ленинград, куда я поехал поступать после… У меня принимал экзамен Шестакович . И мне поставили «тройку». Но порекомендовали, чтобы я учился. И я там, в ассистентуре, учился 2,5 года. Но самое интересное – когда мы поступали на «Композицию» ,в  первый день нас было 40 человек. Приняли только Лученка, и то с «тройкой». А потом я еще поступил к Хренникову, в московскую аспирантуру. Моим педагогом был Тихон Николаевич Хренников.

Галина: Здравствуйте, Игорь Михайлович!  Вам нравится современная музыка? И что Вы слушаете?

- Что значит – современная музыка? Я ведь закончил три консерватории. Самый современный композитор – это Бах. Он стоит над всеми композиторами, потому что у него есть МЕЛОДИИ! А ведь мелодия – самое главное. Есть мелодия – есть песня, нет мелодии – нет песни. В этом сила композиторов  и Фрадкина, и Пахмутовой. Лет 20 назад я был в Рейкьявике. И мне подарили там сборник песен. Мне было очень больно, что там были и русские народные песни, и украинские, но ни одной белорусской. В этом сборнике – песенные  хиты мира. И он был для меня учебником мелодизма. Но там не было попсовых песен, там были только настоящие.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт